Форум Старых Перцев

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум Старых Перцев » Старые перцы » Литературная гостиная


Литературная гостиная

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Тут - понравившаяся проза , не принадлежащая перу авторов сайта и её обсуждение.

0

2

В общем с просторов рунета. Почитывал данного автора, под псевдонимом Паласатое.
Вот набрёл - читайте. Мастерский, короткий рассказ без соплей. Очень рекомендую.

...Они уходят ночью или под утро. Чаще ночью. Заранее зная, что уйдут.
Некоторые не могут смириться. Они задают вопросы. Кому? Никто им не ответит. Все ответы находятся в них самих.
Я сижу в обшарпанном кожаном кресле, жмурясь на свет галогеновых ламп коридора. В воздухе пляшут невидимые пылинки и чьи-то сны, полные кошмаров.
- Ну-ка, иди отсюда, - шикает на меня дежурная медсестра Сонечка. Она хочет казаться взрослой кошкой, но пока еще котенок.
И она плачет иногда в раздевалке, я видела. Ничего, привыкнет. Они все привыкают.
Я лениво потягиваюсь и спрыгиваю на пол. Этот драный линолеум давно пора поменять.
Кажется, сегодня уйдет тот парень, который выбросился с балкона. Люди не умеют падать на лапы, у них нет хвоста. Дурачье.
Пойду, проведаю. Пусть ему не будет страшно в пути.

- Соня, где Максим?
- Он в ординаторской. Чай пьет.
- Операционную! Срочно! Готовьте плазму, большая кровопотеря. Четвертая плюс.
- Бегу, Олег Николаевич.
- Соня! Почему у нас в коридоре бродит полосатая кошка?!
- Какая кошка?
- Тут только что сидела кошка… Черт, вторая ночь без сна.
Коридор наполнился вдруг звуками – топотом ног, звяканьем металла, негромкими голосами. Из палат выглянул кто-то ходячих больных и тут же мигом шмыгнул обратно.

- Господи боже…
- Соня, перестань. Ты мешаешь, вместо того, чтобы помогать.
- Олег Николаевич, она же вся…
- Я вижу. Тампон. Соня! Не спи в операционной.
- Простите, Олег Николаевич.
- Ты как будто вчера увидела человеческое тело в разрезе.
- А меня даже хотели отчислить с первого курса. За профнепригодность. Я в морге в обморок падала.
- Уфф… Как же он ее испластал. Как свиную тушу. Максим, что с давлением?
- В пределах нормы. А кто был нападавшим, известно?
- В полиции разберутся.

- Кс-кс. Иди сюда, Мурка.
Я приветливо машу хвостом старушке из двухместной палаты, но проскальзываю мимо. Некогда, некогда. А у вас просто бессонница. Попросите потом Соню, она вас спасет маленькой розовой таблеточкой.

В реанимации всегда пахнет мышами. Не могу понять, почему. Стерильно, вымыто с хлоркой, белым-бело, но пахнет мышами. Никогда не видела на этаже ни одной мыши. Наверно, это мыши, которые едят жизни. Грызут потихоньку человека изнутри, грызут… Когда я прихожу, они затихают. Ждут, когда уйду, чтобы выйти из темных нор и приняться за свое.
Парень еще здесь, я чувствую его присутствие, но он так слаб. Хотя люди сильны. Сильнее, чем они себе в этом признаются.
Я ложусь ему в ноги и всматриваюсь в туннель, откуда за ним придут. Не бойся, я с тобой.

Спустя месяц.

- Соня, я опять видел сейчас на окне у столовой кошку. Какого хрена?
- Олег Николаевич, ну какая кошка?
- Какая, какая… Полосатая, с хвостом. Вы ее прячете, что ли, всем младшим персоналом?
- Олег Николаевич, я понятия не имею, о чем вы говорите.
- Я вас всех уволю, к такой-то матери… Что вы улыбаетесь? Через полчаса обход.

Выглядываю из-за угла столовой. Кажется, хирург ушел, можно продолжать свой обход.
Я знала таких людей по прошлым жизням. Громогласные, ворчливые, но совершенно безвредные. Помогут, попутно обложив матом. Не все понимают разницу между формой и содержанием. Лучше спасти с матом, чем столкнуть в пропасть, ласково при этом улыбаясь.

А вот о форме… В палате номер шесть лежит девушка, которую изнасиловали, изрезали ножом, а потом бросили в лесу, недалеко от дороги. Бедняга выползла к утру на железнодорожное полотно, где ее и нашли обходчики. Врачи удивлялись, как она смогла выжить. Вопреки всем законам биологии.
Я много знаю про законы биологии, а еще больше про отсутствие этих законов там, где они не нужны.
У девушки восьмая жизнь. Предпоследняя.

- Кс-кс, Кошка, - зовет меня она.
- Мрр.
- В больницах не может быть животных, - удивляется девушка. Она сидит в кресле, в дальнем тупиковом коридоре у окна, в теплом байковом халате. Кутается в него, словно мерзнет.
- Мрр.
- Какая ты пушистая. Посиди со мной, Кошка.
- Мрр.

Девушка гладит меня по спине, безучастно глядя в глухую стену, покрашенную в унылый синий цвет.
- Зря я выжила, - вдруг говорит она спокойно, словно раздумывая.
Я укладываюсь на колени, обтянутые веселой тканью в горошек, потому что надо слушать.

- Вот я читала в интернете, что умирающие видят жизнь, которая проносится перед глазами в последние минуты. А потом их затягивает в тоннель… Сияющий, как звезда или солнце. Ты слышишь?
- Мрр.
- А я видела не свою жизнь. Вернее, много не своих жизней. Сначала я вроде бы стояла по колено в ледяной бегущей воде и держала за руку маленького мальчика. А потом оступилась и выпустила его руку… Он закричал и ушел с головой под воду. А я не прыгнула за ним. Потом я видела горящий город и мечущихся людей. В каком-то из домов горел мой отец, а я не знала – в каком именно. Это было ужасно. Потом я оказалась в толпе ярко одетых женщин. Они смеялись, задирая юбки, и хватали за рукава проходящих мимо мужчин. И я тоже…смеялась. А в одном видеокадре я насыпала в суп яд. Кажется, я хотела убить своего мужа…

Эти картинки сменялись перед моими глазами, словно в детской игрушке. У меня была такая в детстве – калейдоскоп. Можно было сложить мозаику как угодно красиво. Правда, в том калейдоскопе, что мне снился, складывались только страшные узоры. И ни одного… ни одного светлого и радостного.

На мою макушку между ушами вдруг капнуло. Я потерлась головой о безучастную руку девушки, подталкивая ее носом, чтобы она меня погладила.
Девушка шмыгнула, вытирая бегущие по лицу слезы.
- Уж лучше быть кошкой, правда? – спрашивает она меня, улыбаясь сквозь слезы.

Правда. Будешь еще. Если повезет. А не повезет, так начнешь цикл заново.
Поплачь, поплачь. Я тоже когда-то плакала. Когда умирали мои дети на руках. Когда меня разрывало на части снарядом. Когда сжигали на костре, и когда убивали за преступление, которого я не совершала.
Сейчас человеческая память мне ни к чему. Да и короткая она. У нас, кошек, куда длиннее.
- Я теперь не смогу родить. Никогда. Интересно, если женщина не замужем, она сможет взять ребенка из детского дома, как думаешь?
- Мрр.

Я вижу бегущую по коридору Соню. Она ищет свою подопечную, и она сердита.
- Казанцева, вы знаете, что давно пора на вечерние уколы?
- Простите. Тут… с кошкой вот…
Сонечка воровато оглядывается и гладит меня по спине.
- Давайте мне Муську, а сами бегом в процедурную. Понятно?
Больная кивает и уходит в направлении процедурного кабинета, а медсестра берет меня на руки, подносит к груди, чешет за ухом.
- Ах ты ж… полосатая морда. Пойдем в столовую, там сегодня была творожная запеканка. Тебе оставили пару кусочков.


- Соняяяя! Опять эта кошка! Немедленно выбросите ее в окно!
- Олег Николаевич, какая кошка?
- Вы издеваетесь, да?
- Нет, я вас люблю, Олег Николаевич.

Я улепетываю по коридору в сторону столовой. У дверей старушки с бессонницей останавливаюсь, насторожив уши. Эти звуки ни с какими другими не спутать, ведь в окно палаты осторожно скребется клювом поздняя гостья - смерть.
Просачиваюсь через приоткрытую дверь в комнату, запрыгиваю на кровать. Пожилая женщина так хрупка и мала, что под тонкой шерстью одеяла совсем не ощущается ее тело.

- Привет, Мурка, - улыбается она. – А у меня что-то так сердце щемит. Хочется очень увидеть внука… А он гриппом заболел. Но мне дали его послушать по телефону. У меня такая чудная невестка. И сын золотой. Приносили вчера торт, апельсины… Хочешь колбаски?

Я слушаю холодное шуршание в окне и мурлыкаю, мурлыкаю, заглушая скрип форточки, куда протискивается костлявая лапка. Ох уж эта девятая жизнь.
Нет ничего хуже одиночества в такие минуты.
Поэтому я рядом.

0

3

Хорошая вещь. Пронзительная! Понравилась образность: " Наверно, это мыши, которые едят жизни..."

+1

4

Да Серег! Именно! Я прямо как на прозу.ру вернулся в старые добрые времена! Отличная вещь с потрясающей образностью!

0

5

Ну, те времена безвозвратны... да и фиг с ними... ещё один повод поностальгировать...

0

6

kont написал(а):

Ну, те времена безвозвратны... да и фиг с ними... ещё один повод поностальгировать...

Ну хрен с ним, так хрен с ним. Бум ностальгировать как настоящие старые перцы.

0

7

Как говорится - я "пацтулам!". Что-то Зощенковское есть. Хороший рассказик такой - лёгкий,  сюжет закручен. Концовка блеск.

Операция.

Василий шел по улице в очень плохом настроении. Он то ускорял шаг, то, наоборот, резко останавливался, делая вид, что неожиданно вспомнил о невыключенном утюге. Наконец, его терпение лопнуло.
- Товарищ, вам самим не надоело за мной ходить? Я не знаю, чья это была шутка, но пошутили и хватит уже. Хотите, я посмеюсь даже? Ха-ха. Идите уже домой!
Высокий парень с двумя белоснежными крыльями, который следовал за ним в двух шагах от самого дома, удивленно обернулся.
- Я к вам обращаюсь, - неистовствовал Василий, - не прикидывайтесь дурачком!
- Ко мне? - крылатый, как то по-детски, ткнул себя пальцем в грудь.
- Да, черт возьми, к вам! Что вы меня позорите? Иду себе на работу, никого не трогаю... Что вы прилипли ко мне, как банный лист?
- То есть, вы меня видите?
- Я еще и слышу вас к тому же! И то, что вы шаркаете своими тапочками по асфальту, раздражает меня не меньше вашего дурацкого наряда!
- А как же так получилось? - молодой человек почесал свой светлый затылок, - вы точно ко мне обращаетесь?
- Я... Честное слово, я сейчас вас по лицу ударю! Вы с какого отделения сбежали?
- Да что вы орете на меня, в самом то деле?! Я, вообще то, ваш ангел-хранитель! Попрошу не повышать на меня голос!
- Ааа... Вот так даже... - протянул Василий, - А вашего лечащего врача можно как-нибудь сюда телепортировать? Я с ним поговорить хочу?
- Как вы со мной разговариваете? - возмутился ангел, - я тут хожу за ним, оберегаю от всяких неприятностей, а он еще и наезжает на меня! Ну, знаете ли...
- Избавьте меня, пожалуйста от одной неприятности, в таком случае! Идите домой! Вы пьяны, по-моему.
- Ах так! Ну тогда посмотрите вон туда, - с этими словами ангел протянул руку к строящемуся зданию, отделенного от тротуара жестяным забором, - никого там не видите?
Василий обернулся и посмотрел в указанном направлении. Облокотившись на забор, и поглядывая на наручные часы, в черном одеянии с капюшоном, стоял силуэт. Люди проходили мимо, абсолютно его не замечая.
- Это еще кто? Тоже из вашего шапито? - спросил у ангела Василий.
- Нет, это смерть ваша. Заждалась вас уже. Хотите, познакомлю?
- Да, черт вас всех подери, вы кто такие? Что пристали ко мне, а? Молодой человек! - Василий остановил проходящего мимо парня, - скажите, не могли бы вы вызвать полицию? Меня вот этот человек преследует.
- Какой человек? - парень подозрительно покосился на Василия и, на всякий случай, отступил на пару шагов.
- Вот. Этот. Человек. С. Крыльями, - выделяя каждое слово указательным пальцем, направленным в сторону ангела, ответил Василий.
Парень быстро оглянулся по сторонам, как будто пытаясь понять, в какую сторону ему лучше стартануть от этого сумасшедшего.
- Простите, но... Дело в том, что... Может я не рассмотрел, а где этот человек с крыльями?
- Да вот же он, - закричал Василий, тыча в грудь ангелу, - вот этот, туды его в качель, человек!!!
Парень, судя по всему, окончательно решив, в какую сторону ему лучше удалиться, не заставил себя ждать и, быстрым шагом направился дальше по улице, иногда оглядываясь.
- Вот видите, он меня не видит, - уже спокойным голосом резюмировал ангел.
- Вот достал ты меня, а! Кто вас нанял? Леха? Серега? Ох и устрою я им...
- Да что вы так разнервничались? Пойдемте, я вас познакомлю все-таки со смертью.
- Вот так предложение.. Ну что ж, пойдем. Может она поадекватнее будет.
Через минуту молодые люди уже подходили к забору. Черный силуэт, заметив их, оживился и приветливо махнул рукой ангелу.
- Ну что, я акт приема-передачи заполнила уже. Сейчас распишешься или потом?
- Да тут дело такое, - замялся ангел, - в общем, он нас видит, представляешь? Это как так получилось, не знаешь?
Смерть взглянула на Василия откуда то из темноты опущенного капюшона и засмеялась.
- Как это - видит?
- Еще и слышу, к тому же, - вставил слово Василий.
Смерть вздрогнула и отпрыгнула от него.
- Ох ты ж... Ничего себе! Правда что-ли?
Ангел кивнул.
- И что теперь?
- Я не знаю. Ты, говоришь, документы уже заполнила?
- Ну, вообще-то, да.
- А что там в причинах?
- Несчастный случай. Кирпич с пятого этажа строящегося здания, - смерть махнула рукой в сторону стройки.
- Чего? Какой еще несчастный случай? - Василий немного напрягся.
- Такой. Самый обычный. Что вас удивляет? Вот документ. Тут все написано.
Василий вырвал из рук смерти бумагу и принялся ее изучать.
- У тебя было такое раньше? - шепнул ангел в капюшон.
- Неа, - также шепотом ответила смерть, стряхнув с плеча ангела белое перышко.
- И что делать будем?
- Без понятия.
- Интересно, - оживился Василий, - а почему тут нет места для моей подписи? Вообще-то, меня этот документ в первую очередь касается!
- Ого! Вот это запросы! - удивилась смерть, - может вам еще смс нужно было прислать: "Уважаемый Василий, сегодня в 8:40 вы отбросите коньки. Наденьте выходной костюм"?
- Смешная шутка. Очень, - с каменным лицом ответил Василий, - и что вы мне сказать хотите? Если я сейчас пойду мимо этого здания, то на меня упадет кирпич?
- Ага, - кивнула смерть.
- Так я сейчас на другую сторону дороги перейду и ничего со мной не случится! - ухмыльнулся Василий.
- Ой, проблема прям! - пожала плечами смерть, - тогда вас машина собьет. А я исправлю 8:40 на 8:50. Делов то...
- А ты тогда на кой черт мне сдался? Ты ж ангел-хранитель! Чего не охраняешь?
- Потому что ваш срок вышел. Все умирают рано или поздно. Моя задача - сделать так, чтобы человек до этого срока дожил. А не сломал себе шею раньше времени. Вот и всё.
- Ааа... Это как наш Пенсионный фонд, только наоборот, да?
- Ну, можно и так сказать, - усмехнулся ангел.
- Интересно... - Василий с сомнением взглянул на леса строящегося здания, по которому резво передвигались строители, - вот так ситуация...
- Ладно, давай уже, иди. Дел много! - вздохнула смерть.
Василий замер на месте и уставился куда-то в сторону.
- Эй! Я к тебе вообще-то обращаюсь! - смерть дернула его за руку.
Девушка шла навстречу Василию. Их взгляды встретились. Что-то внутри разлилось теплом по всему телу, голова слегка закружилась. Он стоял и смотрел в эти огромные глаза, которые приближались к нему с каждой секундой, не в силах проронить и слова.
Ангел слегка улыбнулся и незаметно толкнул его в спину. Василий шагнул навстречу, на ходу вспоминая все слова, которые в один момент вылетели из головы.
- Девушка... А... Вы не знаете, как тут... В общем, это... Я, кажется, влюбился в вас...
Девушка кокетливо улыбнулась, взмахнув ресницами, и остановилась.

- Ну вот, еще и умудрился влюбиться напоследок, - задумчиво произнесла смерть и покачала головой.
- Почему это напоследок? - раздался приятный голос за ее спиной, - ты уж извини, подружка, но я его забираю.
Смерть резко обернулась. Любовь стояла перед ней в таком же одеянии, как и она. Отличался лишь цвет. Белый капюшон был слегка сдвинут набок.
- Это на каком таком основании? - возмутилась смерть.
- Ну ты ж сама прекрасно все знаешь! На основании моего права вето, - судя по голосу, она улыбалась.
- Ах вот как! - неожиданная догадка мелькнула в голове костлявой. Она резко схватила ангела за горло, - это ты? Это ты специально этот цирк устроил, да? Говори!
Ангел не мог сдержать смеха.
- Ну не обижайся, а? Просто любовь к 8:40 не успевала. А как мне еще время потянуть? Пришлось показаться и тебя показать. Ты уж прости.
Смерть бросила под ноги документы и быстрым шагом направилась вдоль забора. Большой кусок белого кирпича с глухим стуком шлепнулся прямо ей на голову.
- Нет, ну это уже просто издевательство, - пробурчала она и, отряхивая пыль с капюшона, ускорила шаг.

©ЧеширКо

0

8

Ну, Игоруня, не знаю...есть ли смысл тянуть сюда... я имею в виду весь текст... М.б. просто ссылки давать на понравившееся, нет? А по рассказу, да, прикольно! Только не могу понять, то ли я именно этот рассказ уже читал, то ли - что-то вторичное... мда...

0

9

По поводу ссылок могет ты и прав. Собсна ссылка у меня слетела - потому полностью, но с копирайтом. А так да, наверное. Рассказа не читал, я вообще последнее время мало что читаю из нового. Но вот пнравилось.

0

10

Дыко, а мне приходится много читать, много править и переписывать... блин... Что-то для души читаю только по утрам, дома, с планшета... угу...

0

11

Ну так тут то вроде душевное и выкладываю...

0

12

Вот тут
Наомнила миниатюрка некоторые сказки Г,Х. Андерсена.
Рассказ об одной счастливой семье
Произведение опубликовано в 48 выпуске "Точка ZRения"

Все счастливые семьи... каждая несчастливая семья...
Л.Н. Толстой
Они прожили вместе больше сорока пяти лет и почти не ссорились.
Первые двадцать пять лет совместной жизни она учила его убирать посуду в раковину. "Поел — поставь тарелку в раковину", — вежливо говорила она. И он ставил.
http://www.m-tz.ru/author.php?id=64& … amp;page=1

0

13

мда... философическая вещица...

0

14

kont написал(а):

мда... философическая вещица...


Не то слово Серег!
"Сидеть на облачке и свесив ноги вниз, друг-друга называть о имени."

0

15

Очень хороший и грустный рассказ - но......
http://www.yaplakal.com/forum6/topic1088399.html

0

16

Прочитал сегодня рассказ. Хочу поделиться. Зацепил очень.

Не уходи!

Женщине было за восемьдесят. И она была в коме. Эти обстоятельства очень удручали, так как свободных мест под аппаратами искусственного дыхания не было, и реаниматологи долго лаялись на приемном покое с неврологами, не желая забирать больную за собой. В конце концов, победила дружба — из реанимации выкатили на долечивание уже пришедшего в сознание пациента, а бабушку вкатили под аппарат.

Женщину сбила машина. Сбила — и уехала. И сколько пролежала она под дождем на холодном асфальте, рядом со своим покореженным велосипедом и разбросанными овощами, посреди ночной дороги была военная тайна. Ее в последний момент увидел водитель легковушки и успел свернуть на обочину. Он же и вызвал «Скорую» и ГАИ, он же и сопровождал пострадавшую в больницу.

Не уходи

Документов при женщине не было, да это и понятно — кто берет с собой на дачу паспорт? Таким образом, образовалась головная боль — больная была неизвестной, практически при смерти и без материальной помощи родственников, столь необходимой в таком случае. Кроме всего прочего, у нее не было переломов, гематом в голове и прочих оперируемых неприятностей, но был ушиб головного мозга и пневмония, что в таком далеко не юношеском возрасте звучит почти как приговор…

А к утру в отделении вдруг появился ее муж — подтянутый, аккуратный, благообразный дедушка нашел ее просто чудом. —Я понял, — говорил он, — когда Лидушка не вернулась с дачи, что что-то случилось, и что-то очень нехорошее, потому что она обязательно бы позвонила. Я подумал, что ее, вероятно, сбила машина… И поехал прямо к вам, эта больница ведь самая ближняя к нашим дачам… Ах, ну почему я не поехал с ней…

Муж остался и стал ухаживать за больной, а она все лежала и лежала, не приходя в сознание и не подавая признаков осмысленной жизни… Он был неизменно корректен и вежлив, всегда чисто выбрит, аккуратно одет и ухаживал за больной безукоризненно. За время ее нахождения дотошные сестрички разузнали все о жизни этих двух стариков и, конечно же, рассказали и нам.

Лида и Миша любили друг друга еще с института, понимали друг друга с полувзгляда, но мешало их счастью только одно — они были из разных слоев общества. Миша был из интеллигентов, из небогатых, но невероятно гордых польских дворян, успел даже поучиться в Пажеском Корпусе, а Лида — дочерью простого ремесленника, вечно нетрезвого и грязного. Это обстоятельство не останавливало молодых людей, и перед войной они поженились, несмотря на строгие увещевания Мишиной матери и поджатые губы деда.

Войну они провели на фронтах — он в окопах, а она в медсанбате санитарочкой… Военная буря пощадила и его, и ее, но все же оставила свой след: у Лидочки, после простуд и изнурительной работы, не могло быть детей… Это обстоятельство угнетало семейную пару, и они взяли из детского дома мальчика — кареглазого и смышленого Андрюшу. А потом и девочку — Карину

Дети росли, родители работали, давали детворе образование, потом Андрюша познакомил их со своей невестой… Беда пришла внезапно. И Андрей, и Карина увлекались альпинизмом, вместе ходили в походы по горам, умели петь песни популярных тогда Высоцкого и Визбора, и вместе погибли под лавиной в Фанских горах…

Как пережили это горе пожилые уже люди, дед не рассказывал, но смею думать, что нелегко. Они остались жить на этом свете, а их дети — лежать на кладбище под общей могильной для всех погибших тогда студентов плитой…
— Вот вылечите мою Лидушку, и я вас удивлю, — любил говаривать старик.

Мало кто верил в успех лечения, только искренняя вера пожилого человека и чувство долга заставляли делать все, что необходимо, чтобы Лидушка поднялась или хотя бы открыла глаза. Муж подолгу просиживал у ее постели, показывал ей, ничего не видящей и не слышащей, фотографии детей, рассказывал маленькие тайны своей обычной жизни — о проказах усыновленного им котенка, о ее цветах на подоконнике, о том, какой вкусный супчик сегодня у него получился…

Он приносил ей ее любимое мороженное, рассказывал, как долго его искал, как нес аккуратно, чтоб не растаяло, как покупал, а потом отдавал это мороженное девчонкам-медсестрам. Он приносил ей новые вещи, которые, по его мнению, очень бы ей шли, часами рассказывал о том, что сегодня дают в театре и даже вполголоса напевал арии из опер или оперетт…

Отделение всерьез опасалось, что старик слетел с катушек. Ему пытались говорить, что Лидушка вряд ли выздоровеет, но он только упрямо мотал головой и продолжал надеяться и верить. И вот в один из дней этот железный старик стал сдавать.

Он подошел к жене, взял ее за руку и заплакал.
— Не уходи… Мне без тебя не прожить и двух дней…

Лидушкины ресницы вдруг вздрогнули, потом приоткрылись глаза, и сухим, надтреснувшим голосом она произнесла:
— Не уйду, любимый…

Мы выписали Лидушку через месяц домой и, забирая ее, еще слабенькую и на каталке, старик таки всех удивил — он появился во фраке, подтянутый и гордый, с цветами в руках и молча, склонив голову, со слезами на глазах, положил эти цветы на стол ординаторской… А в ординаторской все встали…

Что есть любовь?

Взято отсюда

0


Вы здесь » Форум Старых Перцев » Старые перцы » Литературная гостиная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC